Аукцион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аукцион » Жилые дома » Съемная комната


Съемная комната

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

обшарпанные стены, с бежевыми, выцветшими обоями. Раскладной двухместный диван, которому пошел явно не первый десяток. Стол, заложенный книгами, и скрипучий стул, если прислушаться, играющий свою, неповторимую музыку. Свою мелодию ко всему этому бардаку добавляют старые часы, с достоинством размещающиеся на столе, бронза позеленела от времени, но механизм работал исправно, только громко. Западную стенку до потолка загораживает шкаф, в котором не только скелет можно спрятать, но и парочку новых любовников. Витиеватая трещина по потолку, в которой при должной толике фантазии можно было разглядеть и чудовище и арабский алфавит одновременно… Единственным украшением комнаты является огромное окно, под самой крышей почти во всю стену, и широкий подоконник, хоть и с облупившейся краской, на котором с удобством можно посидеть.

2

\\\первый пост

Тихий перелив мелодии, словно волны океана размеренно набегающие на берег.
- Windows, doors, walls and carpets, chairs, tables and flowers, bread, wine,
butter and jam, fries, meat, beans and all spices.

размеренно тикающие часы на столе и абсолютное спокойствие. Как давно этого не хватало.
- i've lost the taste of these things for two weeks now.
i'm just waiting for a cup of dirty snow.

Парень сидел на подоконнике дешево обставленной комнатушки и смотрел в окно, на тихий переулок, где почти не было прохожих. Пасмурно, но дождя нет… скорей бы белоснежный снег, который скроет черноты жизни. А еще на белом удивительно смотрится красный цвет…
Уже поздно куда-то спешить, что-то делать. Сегодняшний вечер пройдет незаметно, за чашкой уже остывшего травяного чая, и так и не раскрытой книгой на коленях. Бодлер. Цветы зла. Иллюзорный мир, не понятые аллюзии прошлого.
- airports, railroad stations, highways, streets and foggy lines.
traffic, lights, cars and planes, boats, bicycles and walkers.

Погладив большим пальцем корешок книги, Грей прикрыл глаза. Уехать отсюда, сбежать и начать с чистого листа, без этих чертовых забытых днях, и без родных. Без чистой открытой улыбки младшего брата. Мальчишка, совсем ребенок, доверчивый, льнет как к грелке. Грей жалел его, пока брат не начинал смотреть на него так… раздражение накатывало сразу, и даже самому себе парень не мог объяснить из-за чего.
- faces, ears and bellies, backsides, legs, fingers and feet.
sweat, tears, dripping bodies, parties, someone is fucked up.

Из-за стены донесся лязг посуды, скрип пододвигающихся стульев. Здесь каждый жил своей жизнью, пусть и под одной крышей, но каждый для себя.
Завтра утром надо будет устроиться на работу, ну или хотя бы начать поиски… сбережения улетучивались очень быстро, даже не смотря на то, что Грей почти не выходил из комнаты. Красная кирпичная стена, черная дорога и кусок белесого неба где-то рядом, этого вполне хватало для жизни. Будь его воля, он бы так и остался здесь, с музыкой которую выбрал сам, с любимыми стихами и чувством завершенности, таким редким.
- now i'm quiet in this snow, snowy country.
i'm hanging on until i am old, just older than now.

Отредактировано Грей Вилевич (2009-11-09 22:47:05)

3

--- Первый пост.
Оранжевое солнце в облаках
Оранжевое небо на руках
Оранжевые песни над землёй
Оранжевое счастье нам с тобой
, - насвистывал Санни, бодро взбираясь по лестнице и игнорируя страшный допотопный лифт.
После общения с весёлой, своей в доску седой консьержкой в замечательной розовой кофте настроение ползло вверх как показания термометра, вытащенного из морозилки в Никарагуа.
Да куда ты от меня денешься, братишка! Вот наивный, право слово...
Заветная дверь была обшарпанной, с обивкой, улыбающейся подкладкой. Когда-то давно звонку пытались воздать огнём как еретику.  Номер поблёскивал облупившейся позолотой в бледных, как носферату, лучах самой близкой звезды.
Звонкая трель нарушила тихую прохладную благодать. Нетерпеливо топчущийся на пороге Вилевич, услышав, как приподняли крышечку глазка, выдал свою самую ослепительную улыбку, ничуть не заботясь о зрении окружающих и вспышках сверхновых. А так же о том, что эта самая улыбка резво напоминает о бессмертном Стокере. Тем не менее, за дверью поддались новым веяниям и решили сыграть в каскадёра, или даже камикадзе, так что дверь распахнулась без слов.
Видимо, кровь Хелсингов в Кракове вельми сильна.
На школьника пахнуло тяжёлым, душным запахом пыли и дешёвой густой цветочной сладостью с явным отзвуком спирта. Санни же оторопел. Взгляд его медленно поднялся и опустился. И снова поднялся.
Уши кажется оттопырились ещё больше, а челюсть сделала попытку отвиснуть. Глаз дёрнулся. Раз, другой... Внезапно очень захотелось домой. Под уютное тёплое одеяло к любимым журналам, лечить психику и нервное расстройство.
На пороге возвышалась молод... немолод... женщина бальзаковского возраста и отнюдь не пропорций тургеневских девушек. Распахнутый халат демонстрировал шикарный пеньюар чёрного кружева. А ещё дряблую обвисшую кожу в нездоровых пятнах, родинках, складках... Стоптанные тапки открывали взору пожелтевшие ногти неправильной формы, с облупившимся алым лаком и явно подчёркивали всю прелесть целлюлитных окорочков. Обвислый бюст завлекательно болтался на уровне глаз посетителя. Кричащий макияж не скрывал морщин, но зато обеспечивал стабильное головокружение. Из вульгарно накрашенных алым губ с претензией на стиль был вынут длинный мундштук. Длинные бордовые ногти хищно клацнули о косяк.
Пахучий тошнотворный дым смешался с плавающими в воздухе пылинками.
Санни сглотнул и, резко окосев, попятился.
- Вы к кому? - хрипло вопросило создание.
Заворожённо следящий за движениями опахал, в смысле, ресниц, Вилевич вздрогнул и подумал о том, что прыгать в окно-  далеко, а драпать с порога - глупо.
- Эммм... - выдавил он, комкая ремень сумки. - А... Э... а Грэй Вилевич тут проживает?..
О, Господи, скажи нет, пожалуйста, скажи - нет, и я поиграю в человека-молнию!
Создание смерило юнца взглядом и, шумно вздохнув поинтересовалось:
- А, собственно, по какому вопросу?
- Да я тут... мимо проходил... дай думаю к брату зайду что ли,-  бодро начал расхрабрившийся мимопроходящий и... как зачастит, напирая на хозяйку. - А то он как-то совсем охамел, буржуй недобитый, живёт в своё удовольствие в ус не дует, надо же ему разнообразить жизнь неприятностями в лице меня, даром что мечта, а не подарочек, пусть вспомнит лучшие времена, счастливое детство, прибитые к полу деревянные игрушки и резко поймёт, как ему хорошо жилось когда козы, в смысле, меня не было. В общем, живу я тут.
Под такой шумок Вилевич втиснулся в квартиру, воспитанно разулся и быстренько шмыгнул в комнату в конец коридора. Тамошняя дверь была закрыта, а именно эта привычка последнее время водилась за любимым братом.
Естественно, братские чувства не позволили Санни ошибиться.
Дверь в убежище Грея хлопнула о косяк, притащенная сумка бухнула на пол, а самого Вилевича - старшего попытались стащить с подоконника и придушить до невменяемого состояния.
- А вы не ждали, а мы припёрлися! - сияя новенькой монеткой, возвестил пришелец. - В общем, тебе большой привет о родителей, а ещё мамин пирог, но его я и сам могу съесть, мне не сложно. А где я буду спать?

Отредактировано Санни Вилевич (2009-11-13 14:23:01)


Вы здесь » Аукцион » Жилые дома » Съемная комната